Наталия Баранова

Наталия Баранова

Ты толкаешь меня с обрыва...

Ты толкаешь меня с обрыва.
От себя.
От себя родимой.
От тебя. От тебя – родного.
Как неправильно вышло слово.
Как неправильно прозвучало.
Не забыть.
Не начать сначала.
Не поможет порвать листочек.
Много точек и многоточий.

Ты не друг мне. Не враг. Не прочерк.

От меня-то чего ты хочешь?

Не могу не сдержать порывов.
Ты толкаешь меня с обрыва.
Неподругу и недопамять,
Где решил ты меня оставить.
Не пиши, не звони.
Не буду.
Деловито сжимаешь губы.
Ты не хочешь, а мне не надо.
Я и мимо пройти бы рада.
Ну, не мимо. Но здесь, поодаль
Посмотреть как проходят годы.

Дружелюбно зовешь. Красиво.
И толкаешь меня с обрыва.

Крепко держишь меня за руки.
Защищаешь от мук, от скуки.
Я бегу за тобой все выше.
Уменьшаются снизу крыши.

Я рисую портрет на память,
Где решила тебя оставить.
Ты зовешь за собой и все же
Ближе не подпускаешь тоже.
Мы похожи, но не до боли.
С разных точек глядим на поле.
С разных точек.
Единым взглядом.
Что тебе от меня-то надо?
Принцип – тоже почти что почерк.
Набросай же мне пару строчек.
Закрываю глаза. Тоскливо.

Я готова лететь с обрыва.

Пляс

Ночь плетёт свои узоры –
Хороводы звёзд.
Распахнулись неба створы.
Дождь алмазных рос.

Верно холод бы замучил,
Только не беда.
Разгоняет хмуры тучи
Дымный лик костра.

Дева леса любит нежно
Этот яркий свет.
Кудри выпустив небрежно,
Смыв чернила с век,

Меж деревьев и курганов
На лугу одном
Пляшет дева танец парный
С золотым огнём.

Руки, кружева, ресницы
Обнимает он.
Быть теперь Огня царицей
Деве суждено.

Песня-треск всё громче льётся,
Словно звуки лир.
Скоро встанет красно солнце,
Свет прольёт на мир.

В облаках паря, однажды
Западный орел
Вдруг увидит: черной сажей
Луг лесной расцвел.

На душе февраль...

Ранняя осень, а на душе февраль:
Иней, мороз и солнца холодный блеск.
Стержень мой, твердый словно литая сталь,
Гнется от боли. Только бы выпал снег.

Только бы выпал. Все замело поля,
Грязь замело и трупы. Всю кровь, золу.
А за окном лишь капли. Воды, дождя.
Зябко и мокро.

Миру. С любовью, жду.

Виктория

Хоть клинок похоронен в море,
Бой доселе врагу не отдан.
Пусть Виктория не со мною,
На моей стороне природа.

Имя воина храброй крови
Я несу на щите с подвеской.
И под песнь голосов соловьих
Мир срастётся в узор гротеска.

Я стою до последней капли –
Капли жизни и капли пота.
Свою честь защитить от травли
Я смогу. Остальное — рота.

Ублажи моей смертью душу,
И гордись, пока можешь, сердцем.
Ты Империю не разрушишь.
И мой взгляд не сотрёшь ты с фресок.

Наш отряд не отдаст победы,
Наш Отец не забудет верных.
А Виктория, сколь не сетуй,
Не пойдет против воинов Света.

Отчего ты плачешь?..

— Отчего ты плачешь?
— Просто я устала.
— А зачем так тихо?
— Громче нет уж сил.

Больше нет и воли биться из астрала.
Больше нет мне веры в беззаботный мир.
Все осточертело. Я хочу клубочком
И к кому-то в ноги. К ясному огню.

Слишком. Много. Действий.
А к кому-то (в прочем) больше нет доверья.
Все ведет к нулю.
К обнулению данных и формату карты.
Дайте мне забыться в беспробудном сне!
Дайте мне сначала. С первого этапа –
Или даже раньше — спрятаться во мгле.

Нам бы...

Я выбираю воду, а ты меня.

Выпить до дна, потом превратиться в сон.

Пью за здоровье, ты — за любовь,

Хотя нам бы полезней было наоборот.

Нам бы полезно было, но, так сказать,

Люди бегут от совести и нужды.

Я на Багамы – только ручная кладь,

В омут разгула и провокаций ты.

Как в клетке

Мне некомфортно в этой шкуре.

И, пусть мне нравится маршрут,

Я в этом поезде по кругу

Кататься больше не могу.

Я словно птица здесь как в клетке,

Мне из нее не улететь.

Сменить бы направленье ветки,

Состав вагона, хоть на треть.

Я как фарфоровая кукла:

Мне хорошо среди людей,

Но в пыль об пол, а сердце в муках

На сотни крохотных частей.

И я тону в своей трясине

Среди родных теней и мух,

А мне бы вверх, но перья в глине.

Хватило б и пяти минут….

Стоит ли верить в чудо?

Стоит ли верить в чудо, коли оно напрасно?

Нужно ли верить людям, если они все лгут?

Если ты это знаешь: снова подобострастно,

Сжавшись от боли прошлой, спину смирять под кнут?

Нужно ли быть калекой, если не ходят ноги?

Важно ли слышать звуки, томно смотря на свет?

Мне отпустить ли птицу, что принесла тревоги,

Или опять взмолиться в синей окраски цвет?

Руки давно желают делать свою работу,

Сердце безумно жаждет биться под ритм морей.

Мир посадил на цепи, скрыл от ноги свободу:

Выбор иллюзионен – дверь не снести с петель.

Вам также может понравиться

0 Комментариев

No Comments Yet!

You can be first to comment this post!

Leave a Reply

Register Comment

Зарегистрируйся и увидишь свой комментарий сразу! Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.