Дарья Павлинова

Дарья Павлинова

Контакт автора

В моей голове - ты

В моей голове роем бесчисленным пчелы,
там горы и шум падающей вниз воды,
там зажигается по ночам одинокой свет звезды,
и теперь там – ты.

Там повсюду цветы полевые,
и чуть душный стоит туман,
и бегают световые
блики, поля овивает бурьян.

У брега бьется маленькая лодка,
и слышишь треск среди камней?
Там маленькие светлячки танцуют робко,
чтоб темной ночью стало чуть светлей.

Не жги, прошу, мои поля, вершины гор!
Не превращай все в пепел бытия,
но, если хочешь, выноси свой жуткий приговор,
пока еще я не твоя.

Среди разрухи

Тошно и душно, дурманит глаза,
из темноты словно тысячи рук –
я вскоре забуду их имен адреса
под утренний колес электрички стук.

Сток одиночества в пьяном угаре,
над этим сияло созвездие;
так странно, когда рядом на одном радаре
ты видишь, как соседствует мрак и благочестие.

И среди разрухи я все еще ищу родные глаза –
забыт их цвет, памятно лишь чувство,
как противоположные полюса
заполняют на дне души то, что когда-то было пусто.

Я чувствую кожей холодную воду –
она не смоет грязь ни снаружи, ни внутри.
Нарисуй мой портрет, бумагу изуродуй,

а затем сотри.

00:00

Идешь узкой дорожкой, заплетаются ноги;
ты найдешь мой сгнивший труп
в небольшом овраге возле дороги,
где пару тысяч лет назад бросили под березовый сруб.

Мне не было больно, тем более грустно –
я давно ждала свой исход.
Когда внутри все черно и пусто,
ты больше не ждешь солнца восход.

Меня затоптали нещадно ногами,
прозрачных запястий сломали кости
и как заброшенный город стерли
с карты так же, как и я давно забыла домой пути.

И, помню, когда-то писала письма –
я знала, что никто не придет назад,
я стала частью подгнивших листьев,
глубоко спрятан застывший взгляд.

Холодная синяя кожа –
злой мальчик выжигал на ней кресты –
напоминает грязную реку,
над которой вечерами разводят мосты.

Не ищи в этом стишке затейливый смысл –
точнее его там просто нет –
забудь и иди дальше,
сохраняя в себе намек на свет.

Похоже, так устроен человек

Бывало ли с тобой такое:
в твое руке чуть смят билет
на поезд, что везет туда,
где темноту ночную растворяет свет?
Там липкой боли больше нет.

Ты ,в этом месте, точно знаешь,
что в спину не войдут ножи,
и что не греет твою душу
лишь крепкий чай из чьей-то лжи.
Цветы распустятся однажды
на волосах чуть цвета ржи,
и руки не сломаешь дважды,
кладя в чужие там свои.
И ты идешь сдавать билет,
совсем тебе не важно –
ты кости все сломал,
уже не страшно.

Похоже, так устроен человек:
он вновь и вновь не первый век
бросает без оглядки душу
лишь в омут неизвестных рек.

 

Приходи

Перебери прошлое,
все по местам расставь,
медленно пальцы в него с нежностью запусти
и наконец оставь.
Милые родинки помни,
злые руки к черту забудь,
еще посиди тут немного
и собирайся в путь!

Я буду ждать –
главное, ты когда-нибудь приходи.
Будем с тобой по ночам
выпускать из окна
все, что скопилось
за тысячу лет
в груди.

Ты завари чай –
я твой образ в блокнот
миллионами линий, а может и больше – если позволишь,
давно потеряю им счет.

Если дорогу забудешь,
и дом через сотню миль,
помни: зажигала и буду
на подоконнике
я для тебя фитиль.

Градус выше уже не легче

Здравствуй! Не писала стихи давно.
Утоплю я свою печаль, утоплю я в себе вино;
так и быть, отпускаю твои запястья
и себя в окно заодно,
и под ним ты не метайся!
Знаю я, тебе все равно…

Все в порядке, и оправдания
ты оставь при себе, и потом
я забыться хочу в стакане,
тяжелом полупустом.
Короткие наши свидания
стали пыткой под потолком.

Здравствуй! Знаешь, скучаю.
Ты прости за сумбурную речь.
К сожалению, себя ,я понимаю,
не смогла от тебя сберечь.

Ты веревку вяжи покрепче –
я накину ее на плечи –
если хочешь мне чем то помочь.
Градус выше уже не легче.
Наступает темная ночь.

Привычка расставаться

Ты сжимал мою руку;
вслух не произнесено, но в воздухе:”Давай развеем скуку”.
Я чувствую, скоро они расстанутся.
Мы с тобой случайные пешеходы –
наши души переглянутся
и пойдут дальше с кем-то другим встречать восходы.

Пока не поздно, запри свои чувства где то в подвале, пусть гниют.
Пусть пальцы грязные свои суют –
не достанут, и я упиваюсь этим моментом,
смотрю, как скоро ты станешь недоступным абонентом,
смотрю, как скоро забуду твое лицо –
их будут тысячи после, их было немного до.

Входит в пагубную привычку: сжигаем других, превращаем в черную спичку,
не чувствуем больше боли, не чувствуем больше вины.
В этом городе, к сожалению, не исключение
ни я, ни ты.

Те несказанные слова

Ты бы осталась среди этой ржи навечно,
дни бы считать перестала – пусть сливаются в бесконечность,
ты бы осталась там, и он бы тебя нашел.
“Здравствуй, моя родная!
Ты не ждала, а я все же пришел.

Будем с тобой вместе смотреть, как зверобой зацвел,
и вместе с тем отойдем мы от края.
Слушай, может горячего чая?
Слушай, пожалуйста, что я тебе скажу:
если ты тут, дышишь, пчел считая,
значит, не продолжай ,пожалуйста, жить в бреду!

Пойдем назад, я тебя прошу!
Хватит, очнись! Не могу смотреть
я на тебя искалеченную одну,
думающую что нет впереди ничего теперь”.

И вы будете сидеть так  –
все без слов – касаясь случайно бедра,
вовсе не понимая, где ты сегодня, завтра или вчера.
“Осталась бы тут если не навечно, то хотя бы, пожалуйста, навсегда”.

Пока в его голове круг за кругом ходили те, что он не сказал,
слова.

Ты мне тоже наверняка врешь

Разбитые стекла впиваются в ноги,
темнота завязала глаза –
он ведь спутал мне все дороги,
а я отличить не смогла.

Три тысячи лет обивала пороги,
а он за мной, всю меня
искусал до кровавой тревоги,
ничуть ничего не храня.

Я помню его монологи
о том, что не бил никогда,
что не хотел вытирать ноги,
ломая все кости тогда.

Не смотри на меня так,
и вообще на меня не смотри –
у меня и так
все кровоточит внутри!

Проклятая по руке дрожь,…
жалит в сердце оса;
ну и ты мне тоже наверняка врешь –
у меня не случаются чудеса.

Вам также может понравиться

0 Комментариев

No Comments Yet!

You can be first to comment this post!

Leave a Reply

Register Comment

Зарегистрируйся и увидишь свой комментарий сразу! Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.